+38(044) 586-77-77; +38(098) 586-77-77 office@ov-partners.com

Специально для “Дело.ua”

Случилось то, что было анонсировано задолго во властных кабинетах, — отменен мораторий на некоторые налоговые проверки. Постановлением Кабинета министров №89 от 3 февраля 2021 разрешены некоторые налоговые проверки юридических лиц (далее — постановление КМУ). На что необходимо обратить особое внимание?

Во-первых, отныне «легализуются» плановые налоговые проверки. На языке оригинала, разрешено проведение документальных проверок, право на проведение которых предоставляется с соблюдением требований пункта 77.4 статьи 77 Налогового кодекса (далее – НКУ). В свою очередь этот подпункт НКУ говорит именно о плановых налоговых проверках. Возникает риторический вопрос к авторам Постановления КМУ: а почему написать просто — разрешено проведение плановых налоговых проверок.

Во-вторых, отменен мораторий на проведение «документальных внеплановых проверок по основаниям, определенным подпунктами 78.1.1 и/или 78.1.4 п. 78.1 ст. 78 НКУ, субъектов хозяйствования реального сектора экономики, которые сформировали налоговый кредит за счет оформления рисковых операций по приобретению товаров/услуг (из перечня рисковых налогоплательщиков, определенных в рамках работы Временной следственной комиссии Верховной Рады по вопросам расследования обнародованных в средствах массовой информации фактов возможных коррупционных действий должностных лиц органов государственной власти, которые привели к значительным потерям доходной части госбюджета Украины образованной с постановлением Верховной Рады от 24 апреля 2020 № 568-их)». Анализируя эту норму, вспомнился известное выражение: «Если уж писать, то только тогда, когда не можешь не писать”.

Но сейчас не об этом. В сухом остатке налогоплательщик должен понимать, что к нему могут неожиданно прийти с внеплановой налоговой проверкой после получения запроса налогового органа о предоставлении объяснений и их документальных подтверждений на основании пункта 78.1.1. или 78.1.4. подразделения 78 НКУ при наличии совокупности таких обстоятельств:

  • если он является плательщиком НДС и субъектом хозяйствования реального сектора экономики. К сожалению, ни один законодательный акт не определяет, что значит «реальный сектор экономики», или выделяет разделение экономики на реальный и нереальный. Предполагаем, что наличие проведенных хозяйственных операций уже свидетельствует о том, что налогоплательщик относится к реальному сектору экономики;
  • этот налогоплательщик имел рискованные операции и принадлежит к перечню рискованных налогоплательщиков, определенных в рамках работы Временной следственной комиссии Верховной Рады по вопросам расследования обнародованных в средствах массовой информации фактов возможных коррупционных действий должностных лиц органов государственной власти, которые привели к значительным потерям доходной части Государственного бюджета (далее — Временная следственная комиссия ВРУ), созданной согласно постановлению Верховной Рады от 24 апреля 2020 №568-их (далее — постановление №568).

Не пытаясь быть «занудными», акцентируем на том, что в налоговом законодательстве отсутствует как понятие   «рисковый налогоплательщик», так и «рисковая операция». Но, пожалуй, с точки зрения авторов постановления КМУ, это просто мелочи. Обратим внимание тогда на более существенное.

Согласно постановлению №568 задачей Временной следственной комиссии ВРУ является расследование обнародованных в средствах массовой информации фактов возможных коррупционных действий должностных лиц органов государственной власти, в частности Государственной фискальной службы, Государственной налоговой службы и Государственной таможенной службы, которые привели к недополучению доходов Государственным бюджетом в особо крупных размерах, в период с 1 января 2019 до декабря 2020 включительно.

Временная следственная комиссия ВРУ состоит из 13 депутатов, срок ее деятельности — 6 месяцев со дня ее образования. Ни в постановлении №568, ни в законе «О временных следственных комиссиях и временных специальных комиссиях Верховной Рады» не предусмотрено право Временной следственной комиссии признавать любого налогоплательщика рискованным или формировать такой перечень. В то же время по несложным математическим расчетам срок деятельности Временной следственной комиссии ВРУ уже истек. Становится непонятным, о каком перечне «рискованных налогоплательщиков» возможно говорить. Добавим, что определение соответствия налогоплательщика критериям рискованности — это прерогатива налоговых органов.

А теперь о главном. «Законен» ли вообще рецепт отмены моратория на налоговые проверки от правительства?

Как следует из преамбулы постановления КМУ, это постановление принято на основании пункта 4 раздела II «Заключительные положения» закона от 17 сентября 2020 № 909-их «О внесении изменений в закон «О Государственном бюджете на 2020 год». Согласно этой норме в период действия карантина, установленного Кабинетом министров с целью предотвращения распространения на территории Украины острой респираторной болезни COVID-19, предоставлено право Кабинету министров сокращать срок действия ограничений, запретов, льгот и гарантий, установленных соответствующими законами, принятыми с целью предотвращения возникновения и распространения на территории Украины острой респираторной болезни COVID-19, кроме случаев, когда указанное может привести к ограничению конституционных прав или свобод личности.

В то же время продолжает действовать норма абзаца 1 пункта 52-2 подраздела 10 раздела XX, согласно которому установлен мораторий на проведение документальных и фактических проверок на период с 18 марта 2020 по последний календарный день месяца (включительно), в котором завершается действие карантина, установленного Кабинетом министров на всей территории Украины с целью предотвращения распространения на территории Украины коронавирусной болезни (COVID-19). Статья 2 НКУ, в свою очередь, четко определяет, что изменение положений настоящего Кодекса может осуществляться исключительно путем внесения изменений в настоящий Кодекс, то есть только законами. А значит Постановление КМУ идет в фактическое противоречие с нормами НКУ, ставит под сомнение вообще законность принятия этого решения правительства.

Что мы советуем руководителю налогоплательщика, который столкнется с налоговой проверкой на основании постановления КМУ:

  • прежде всего понимать, что недопуск к налоговой проверке — это управленческое решение. От вас требуется осознанно оценить все юридические и фактические риски такого недопуска;
  • если недопуск состоялся, то целесообразно обжаловать приказ о проведении налоговой проверки в установленном законодательством порядке;
  • в случае же допуска к налоговой проверке, необходимо при обжаловании налоговых уведомлений-решений ссылаться также на процессуальные нарушения, допущенные в связи с нарушением порядка проведения налоговой проверки.

Со своей стороны, со всем уважением относимся к попытке правительства бороться с незаконным уклонением от уплаты налогов, однако очень бы хотелось, чтобы такие понятия как законность и правовая определенность и надлежащее управление были не «пустым звуком», а теми вещами, с которыми считались и которые бы соблюдали.

Олег Вдовичен, адвокат,
руководящий партнер АО “Вдовичен и партнеры”