+38(044) 586-77-77; +38(098) 586-77-77 office@ov-partners.com

Специально для “Юридической газеты”

Реформирование правоохранительных органов Украины, анонсировано властью не как самоцель, а как необходимость придерживаться стандартов Европейского Союза, вступление в который является стратегической целью нашей страны. Однако из-за бремени «совковости» большинству народных депутатов не хватает смелости выполнять требования органов ЕС и других международных партнерских структур относительно реального реформирования системы правоохранительных органов. Как следствие, мы наблюдаем дуальность функций некоторых органов по борьбе с преступностью, что в конечном итоге влияет на эффективность их работы.

В частности, к расследованию уклонения от уплаты налогов приобщаются органы, которые в силу закона не наделены такими функциями. Например, следователи органов Службы безопасности Украины и дальше открывают и проводят досудебное расследование уголовных правонарушений в сфере экономики, что не является полномочиями правоохранительного органа по защите национальной безопасности. Международные партнеры Украины и эксперты неоднократно указывали на необходимость реформирования СБУ с лишением несвойственных ей функций по борьбе с экономическими преступлениями. Украина будто согласилась с такими предложениями международного сообщества, поэтому в экспертных кругах обсуждалась возможность создания специального органа по экономической безопасности страны.

12.01.2021 г. Верховной Радой был проголосован и направлен Президенту на подпись проект закона «О Бюро экономической безопасности», которым, помимо прочего, были внесены изменения в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы Украины. Однако главного — унификации системы экономической безопасности и лишения несвойственных функций других правоохранительных органов досудебного расследования налоговых и экономических преступлений — не произошло.

Помимо прочего, вся специализация следственных органов (Нацполиция, СБУ, БЭБ, ГБР) весьма условна, ведь прокуроры высшего уровня наделены правом передачи дел из одного органа к другому в случае неэффективности досудебного расследования. Исключением из этого правила является уголовные преступления, подследственные детективам НАБУ, которые не могут передаваться из НАБУ другим органам. Но как показывает последняя практика в деле «Укрстроя», подследственные детективам НАБУ уголовные производства также могут быть переданы в другой орган.

Как следствие, проводить досудебное расследование по одному из самых распространенных уголовных преступлений в сфере экономики, предусмотренным ст. 191 УК Украины (присвоение, растрата имущества или завладение ими путем злоупотребления служебным положением), могут следователи (детективы) всех имеющихся в Украине правоохранительных органов. То есть специализация правоохранительной системы, как один из действенных способов определения правомерного вмешательства в дела бизнеса без избыточного давления, в Украине отсутствует.

Создание Бюро экономической безопасности (БЭБ) не дало ожидаемого бизнесом результата — определения единого уполномоченного правоохранительного органа, наделенного полномочиями расследовать налоговые и экономические преступления. Поэтому и в дальнейшем ждать беды предпринимателям приходится от всех возможных правоохранительных органов.

Помимо прочего, по сравнению с налоговой милицией, детективам БЭБ существенно увеличили объем уголовных производств, отнесенных к их подследственности. Если следователи налоговой милиции имели полномочия расследовать преступления, предусмотренные ст. 204, 205-1, 212, 212-1, 216, 218-1, 219 УК Украины, а также выявленные в ходе расследования этих преступлений правонарушения, предусмотренные ст. 192, 199, 200, 222, 222-1, 358, 366 УК Украины, то детективы БЭБ имеют полномочия досудебного расследования значительно большего объема уголовных преступлений: по ст. 204, 205-1, 206, 212, 212-1, 218-1, 219, 220-1, 220-2, 222, 222-1, 222-2, 223-1, 223-2, 224, 229, 231, 232, 232-1, 232-2, 233 УК, а также ст. 206-2, 210, 211 УК, если они не отнесены к подследственности НАБУ, и ст. 199 УК, если размер предмета преступления или причиненного им вреда в 400 и более раз превышает необлагаемый минимум доходов граждан для трудоспособных лиц. Помимо прочего, если при расследовании этих преступлений будут выявлены признаки уголовных преступлений по ст. 192, 200, 216, 358, 366 УК, их расследование также будет проводиться детективами БЭБ.

Теперь сведения об уголовных правонарушениях, предусмотренных ст. 212 и 212-1 Уголовного кодекса Украины, могут быть внесены в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР) только в случае, когда налоговое правонарушение определено актом документальной проверки в соответствии с требованиями ст. 86 Налогового кодекса Украины и другими дополнительными фактическими данными, которые устанавливают наличие или отсутствие фактов и обстоятельств уголовного правонарушения.

Однако радоваться рано. Этим же Законом «О Бюро экономической безопасности» Уголовный кодекс дополнен новой ст. 222-2 «Мошенничество с налогом на добавленную стоимость». Под мошенничеством с НДС понимается хищение или завладение бюджетными средствами путем получения бюджетного возмещения или подачи заявления о возврате суммы бюджетного возмещения на основании заведомо ложных сведений, в т.ч. в результате использования заведомо поддельного документа. То есть одним из 4 возможных вариантов поведения является:

  • хищение бюджетных средств путем получения бюджетного возмещения;
  • завладение бюджетными средствами путем получения бюджетного возмещения;
  • подача заявления о возврате суммы бюджетного возмещения на основании предоставления заведомо ложных сведений;
  • подача заявления о возврате суммы бюджетного возмещения на основании предоставления заведомо ложных сведений с использованием заведомо ложного документа.

Для внесения сведений в ЕРДР по ст. 222-2 УК акт налоговой проверки не нужен, ч. 4 этой статьи отнесена к тяжким преступлениям (максимальное наказание — от 3 до 8 лет лишения свободы), а ч. 5 — к особо тяжким преступлениям (максимальное наказание — от 5 до 12 лет лишения свободы). Это означает, что детективы БЭБ могут безосновательно вносить в ЕРДР сведения по ч. 4 и 5 ст. 222-2 УК и начинать против бизнес-структур и их руководства все возможные негласные розыскные следственные действия от прослушивания телефонов до несанкционированного проникновения в электронные базы.

Хочу отметить, что в последние годы больше всего жалоб к бизнес-омбудсмену на незаконные действия налоговиков поступало именно по налогу на добавленную стоимость. Поэтому, вероятно, бизнесу стоит приготовиться к работе в новых реалиях, когда к действующей когорте правоохранительных органов присоединится новый монстр — Бюро экономической безопасности, которое под предлогом возможного мошенничества с НДС будет постоянно вмешиваться в дела предпринимателей. Ведь для открытия производства по ст. 222-2 УК достаточно будет лишь некой аналитической справки или обычного рапорта, в которых указано, что компания N, вероятно, занимается мошенничеством с НДС. И к ней сразу придут с обыском или начнут негласное наблюдение.

Прогнозирую, что дел по ст. 222-2 УК во вновь созданном бюро будет больше, чем дел по ст. 212 или ст. 212-1, поэтому вместо ослабления давления бизнес получит гораздо более сильную головную боль от БЭБ с более расширенными полномочиями и возможностями.

Анатолий Романюк, адвокат
АО “Вдовичен и партнеры”